Главная»Пресс-центр»Публикации

Публикации

"Я - директор школы, которая сегодня считается неэффективной"

 

Я – директор школы, которая сегодня считается неэффективной. И в этом смысле она принадлежит к большинству российских школ – сельских малокомплектных, окраинных школ больших городов, авторских образовательных учреждений, школ для детей с особыми потребностями…

Почему мы неэффективны?  Мы не вкладываем в детей все, что можем и должны? Работаем без должной отдачи? Зря тратим бюджетные средства? – Нет, в нашем полку немало школ-«миллионеров», инновационных площадок, центров культурной жизни своих населенных пунктов, победителей всероссийских конкурсов, школ, заслуживших хорошую репутацию.

Однако те критерии эффективности, которые сегодня «спущены» губернаторам в регионы, заставляют жестко разделять образовательные учреждения на «экономически целесообразные» и все остальные. И вынуждают региональные и муниципальные органы управления принимать однобокие меры, «выметая» из школ все так называемые «лишние» расходы – дополнительное образование, воспитательную работу, разумную (в пределах 24 часов) нагрузку для учителей…. Может быть, это и является основой для мифов о грядущей тотальной платности образования?

Да, сегодня можно открыто признать, что российская система образования (особенно, если учитывать, что огромное количество школ находится в сельской местности) оказалась неэффективной, прежде всего – экономически. В расчете на одного ученика мы тратим в разы больше, чем европейцы, а качеством образования (судя по международным исследованиям) не блещем…  

Инициативы правительства направлены как раз на повышение эффективности. Но тут мы сталкиваемся с традиционной проблемой: многие из этих программ внедряются с трудом, буксуют, встречают противодействие или же дают сомнительные результаты.

Усилия реформаторов «вязнут»  в отсутствии встречной инициативы со стороны учителя, директора, школы. Серьезно недооценивается роль инфраструктуры и грамотной технологии внедрения инноваций.  В итоге взаимопонимание между школой и обществом скорее ослабело, нежели укрепилось.

Если инициатива идет сверху, не включая эффективные механизмы общественного участия, результаты получаются либо формальными, либо непредсказуемыми. Чтобы была поддержка снизу, на уровне учителя и директора, школа не должна существовать только в рамках инструкций и приказов начальства.

Вот некоторые «болевые» точки нашей школы:

  • Вал нововведений и отчетности;
  • Возрастающая ответственность за все социальные проблемы (здоровье – физкультура; экстремизм и рост преступности – религия и этика; отсутствие патритотизма -… и т.д.);
  • Сужение самостоятельности и вариативности в исполнении решений сверху
  • Нехватка ресурсов (отрезание имеющихся);
  • Старение кадров, отсутствие мужчин (социально-депрессивная зона).

Молодое поколение, проходя через депрессивную систему, не имеющую единой цели и постоянно переживающую «стресс радикальных перемен», вряд ли выйдет оттуда позитивным, целеустремленным, патриотичным и креативным.

Вот яркие примеры неэффективной реализации конструктивных намерений.

  1. Многострадальный третий час физкультуры. Явная цель его введения  – укрепление здоровья школьников. Была ли привлечена для обсуждения этого решения педагогическая общественность? – нет. Этот урок пополнил объем учебной нагрузки (что противоречит самому духу идеи) и вытеснил час русского языка из основной школы – опять же без предварительного обсуждения. Какому родителю это понравится?  При этом в каждой второй школе отсутствует инфраструктура для занятий (два-три класса занимаются в одном зале с одним учителем); не выделено дополнительного финансирования, нет никакой возможности решить этот вопрос вариативно.

Гораздо более эффективно решать задачу укрепления здоровья школьников за счет развития спортивной инфраструктуры (спортплощадки, залы, бассейны) и школьного спорта (как это делает весь мир).

  1. ЕГЭ. Я лично – сторонник Единого Экзамена. Совершенно правильная установка – учат одни, результат проверяют другие. С точки зрения оценки результатов общего образования это большой шаг вперед. ЕГЭ в России вводился постепенно и корректно – несмотря на обилие дискуссий и критики.

Слабые места – КИМы; именно в ЕГЭ проявилась основная слабость российского образования – ориентация на механическое запоминание объема информации (зачастую вовсе не нужной). Особенно много споров вызвали гуманитарные предметы.

Еще одна проблема – неправильное распределение ответственности. Качество работы школы сегодня в основном меряют по итогам сдачи ЕГЭ, как в прошлые годы по медалистам. Больно видеть, как многие учителя «загружаются» ответственностью, буквально изматывая себя и учеников натаскиванием на этот тест. За рубежом независимое тестирование возлагает большую долю ответственности на ученика; этот критерий является одним из многих.

Необходимо ввести дополнительные показатели оценки работы школ – исходя из структуры контингента, задач и миссии ОУ, социального заказа и т.д. Когда мы ранжируем школы по ЕГЭ, то усиливаем неравенство.

Было бы целесообразно передать разработку КИМов из МинОбрНауки профессиональным сообществам учителей (ассоциациям),  чтобы привлечь к участию и разделить ответственность с педагогами. Нужен реальный диалог между профессиональным сообществом и обществом, а не только усилия ведомства.

  1. Острейшая проблема – нехватка мест в дошкольных учреждениях, к которой мы оказались не готовы. Проблема сейчас решается слишком прямолинейно: создавать новые места в ДОУ – либо возвращать места от различных структур и ведомств, либо строить новые. Ни временных, ни финансовых ресурсов для этого не хватает (потребуется, по крайней мере, 3-5 лет) – налицо острый социальный конфликт, огромное количество граждан остается недовольными.

Есть хороший опыт – в Пермском крае – к сожалению широко не востребованный: механизм социальных компенсаций. Не направлять все средства в строительство и переоборудование, а предоставлять людям, которые сегодня реально нуждается в услугах ДОУ, финансовую компенсацию. Так будут обеспечены равные права и возможности.

Школа испытывает тяжелый стресс от резких и обильных нововведений. Общество не получает ожидаемого эффекта: удовлетворения от качественных услуг, видимого прогресса в результатах образования, повышения конкурентоспособности наших выпускников на фоне их зарубежных сверстников и т.п. Государство не достигает поставленных целей.  Все в проигрыше.

Зона доверия

Поддержка федеральных инициатив возможна только при расширении самостоятельности учителя, директора и школы в целом. Именно так мы создадим зону доверия между школой и обществом и повысим вероятность создания механизма эффективных изменений и в системе образования, и в стране.

Чтобы моя школа, наша школа, была эффективной, а я как директор был более полезен и ученикам, и родителям, и профессиональному сообществу, я должен быть более самостоятелен в своей профессиональной деятельности.  Давайте признаем важнейший факт: чем выше самостоятельность руководителя, тем выше эффективность организации.

А еще мне нужна более серьезная программа повышения квалификации, включающая практическое обучение и стажировки  в успешные школы России и мира. Мне помогут независимые экспертные сообщества, которые смогут влиять на принятие ключевых решений и оценивать ход нововведений. Вот тогда и я, почувствовав доверие и масштаб ответственности, стану настоящим патриотом, эффективным лидером для своего коллектива. И выращу поколение таких же молодых людей. 

Тезисы опубликованы в газете "Вести образования", №10 (15-31 мая 2011 г.)