Интерес к наставничеству вернулся не вдруг, а естественно вырос из попыток выстроить новую воспитательную систему в школе и укрепить корпоративную культуру в бизнесе и на производстве.

Сегодня школьное наставничество понимается как работа по адаптации и профессиональной акселерации молодых учителей. Однако недавно появился и другой ракурс – индивидуальное сопровождение учеников внутри воспитательной системы школы.

Очевидно, что введением новых предметов типа «Основ семейного счастья», подготовкой массовых патриотических мероприятий и дополнительным грузом на учителей, обязанных еще и «закладывать нравственные основы», проблем не решишь. А ведь есть вполне экологичный и успешный опыт воспитания «на равных», свободного от лозунгов и директив!

Наставничество многократно доказало свою эффективность и как метод воспитания школьников, и как инструмент обучения кадров. Опрос, проведенный в рамках программы «Молодежный бизнес в России», показал, что более 48% опрошенных хотят перенимать опыт успешных и опытных коллег, работая рядом с ними, а не получая уроки «снизу вверх». Сходная модель работает и в школе, когда образовательный и профессиональный выбор подростка сопровождает старший товарищ (возможно, старший всего на несколько лет). Главное здесь – горизонтальность отношений, запрет на давление и живая сила примера.

Но давайте сначала все-таки определимся в понятиях. За последние годы в наших школах кто только не появился… Тьюторы, менторы, кураторы, фасилитаторы, коучи… Как все эти позиции соотносятся с наставничеством? И какие из них наиболее востребованы? Внимание на смысловые нюансы!

· Тьютор (от лат. tutorem, англ. tutor – наставник, опекун) в значении «старший, назначенный опекать младшего студента в занятиях» - педагогическая должность, обеспечивающая оптимальный выбор индивидуальных образовательных программ учениками и студентами, сопровождающая процесс индивидуального продвижения в школе, вузе, системах дополнительного и непрерывного образования. Другими словами, тьютор – это персональный лоцман учащегося в море образовательных возможностей.

· Ментор (от лат. Mentos – намерение, цель, дух, mon-i-tor – тот, кто наставляет) – учитель, наставник, воспитатель. «Менторство» подразумевает отношения между человеком, не имеющим опыта в какой-то области, и человеком более опытным. И все-таки в русском языке ментор и наставник – не одно и тоже. Слово «ментор» имеет оттенок высокомерия, безапелляционной поучительности – отсюда и «менторский тон», не советующий, но предписывающий.

· Куратор (от лат. curare – «заботиться о ком или чем-либо») – чаще означает позицию не индивидуального, а группового организационного сопровождения. Куратор не столь глубоко погружен в проблемы своих подопечных, его задача – следить за ходом процесса, предупреждать и ликвидировать сбои. Личная вовлеченность здесь меньше, зато охват (и, возможно, спектр задач) шире.

· Фасилитатор (от лат. facilis, англ. facilitator – «легкий, удобный») – это человек, обеспечивающий успешную групповую коммуникацию. Специалист, который стимулирует работу группы при выполнении того или иного задания и работает чаще всего «от» и «до» - в рамках одного тренинга, проекта, программы и пр.

· Коуч (от франц. средневековогo «сосhе», англ. «сoach» – карета, кучер) –специалист, способствующий успешному достижению определенной цели, получению позитивно сформулированных новых результатов в жизни и работе. При помощи коуча его клиент («чемпион») решает поставленную задачу самостоятельно, опираясь на цепочку специальных приемов.

· Наставник в широком смысле слова – это человек, передающий опыт и навыки. Позиция наставника предполагает личностную включенность, опирается на человеческий контакт и доверие. Его функции связаны с выявлением потенциала и открытием перспектив, а не с инструктажами, приказами и ограничениями. Конечно, школьный наставник – в первую очередь педагог-воспитатель. Потому что наставничество – это про ценности.

Если позиция тьютора в образовательном пространстве РФ уже узаконена (можно – по идее – внести эту должность в тарификацию, хотя на деле получается редко), а коучинг как технология все активнее входит в арсенал педагогических компетенций, то наставник до сих пор – не столько функция, столько миссия. Вовсе необязательно получать дополнительные поручения и надбавку к зарплате, чтобы по факту быть наставником.

Британский топ-коуч Дэвид Клаттербак в 1991 году писал в своей книге «Каждый нуждается в наставнике»: «Наставник – это человек, обладающий опытом, готовый делиться своими знаниями с менее опытными людьми в обстановке взаимного доверия. Первейшей характеристикой наставника должно быть совмещение в одном лице ролей родителя и сверстника, он должен быть своего рода переходной фигурой в развитии индивида».

О неформальных наставниках, изменивших судьбу своих учеников, сняты прекрасные фильмы – такие как «Доживем до понедельника» (СССР, 1968), «Общество мертвых поэтов» (США, 1989), «Хористы» (Франция, 2004), «Звездочки на земле» (Индия, 2007) и др. Чаще всего это учителя, заинтересованные в качественном развитии своих учеников и совпадающие с ними «по фазе» мировосприятия.

Большинство из нас в юности так или иначе находит себе наставников – подходящих (если повезет) или не очень… А стоит ли превращать школьное наставничество в институт? Да, пожалуй, если понимать его как трансляцию главных мировоззренческих ценностей, работающую на формирование собственной позиции подрастающего человека. И если у организации есть ресурсы для такого нововведения.

К примеру, ценнностное наставничество как системный подход продвигают разработчики концепции «Умной школы» в Иркутске, считая его необходимым для успешной адаптации детей-сирот и шире – воспитания личности, способной к ответственному распоряжению собственной жизнью.

Роль наставников выполняют педагоги, воспитатели, а также - впоследствии – старшие ученики и выпускники «Умной школы». Они сами проходят специальную подготовку и продолжают расти вместе со своими подопечными.

В школах Германии сходную роль играют «учителя доверия», которые избираются по результатам общешкольного голосования и получают дополнительные обязанности по индивидуальному сопровождению подростков.

Запрос на «смысловое» общение стремительно растет, ведь отношения с родителями становятся все более автономными и ситуативными, а «одиночество в сети» нарастает. Подрастающие дети идут к нам с непростыми вопросами, и дефицит специальных компетенций (умения задавать открытые вопросы, вести диалог в горизонтали, поддерживать, а не предписывать) становится все более острым.

Современный наставник принимает на себя задачи тьютора (сопровождающего индивидуальную образовательную программу), коуча (проясняющего ценности, цели и стратегии), более привычного нам социального педагога (создающего условия для успешной адаптации в обществе) и даже вожатого (вовлекающего в общественно полезную коллективную деятельность). Поэтому школа, выделяющая сегодня средства на обучение этим компетенциям, в будущем страхует себя от проявлений агрессии, нетерпимости и буллинга.

Добавим в финале, что модель ценностного наставничества прекрасно работает и на молодых педагогах, которым, помимо развития в профессии, реально требуется поддержка личностного роста и жизненного выбора. Причем тоже адресная, системная и технологичная.

«Не нужно поражать своего протеже знаниями и опытом. Наставник просто должен поднимать дух и поощрять ученика, делясь с ним своим энтузиазмом по отношению к работе» - утверждает Дэвид Клаттербак. Так что, если у нас в руках будет действенный механизм передачи энтузиазма, мы точно создадим новую генерацию людей!

Источник.