Главная»Пресс-центр»Пресса о нас

Пресса о нас

«А Эдуард Эргартович для нас – дедушка…»

30.11.-1 | Андрей Владимиров

На исходе лета, когда все истинные родители озабочены предстоящей учебой своих детей, мне позвонила одна дальняя знакомая и спросила, нет ли у меня... «мохнатой лапы», чтобы как-то устроить ее пятилетнего сына в гимназию «Корифей», которая находится где-то на Синих Камнях. «А других-то приличных школ нет поблизости? – с сомнением спросила я. – Будешь с Юго-Западного каждый день ездить в такую даль?..» «Ты что, – удивилась в трубку знакомая, – про «Корифей» не слышала? Там же весь екатеринбургский бомонд учится! Там Россель, Баков, все депутаты, банкиры... Значит, нет у тебя там зацепок, ну, извини...»

После этого разговора меня, признаюсь, заело журналистское любопытство: в каком это «Корифее» учатся наши элитарные дети? Чем он так хорош? Вероятно, какое-нибудь закрытое учебное заведение – только для своих, все по высшему классу: компьютеры, дорогие лаборатории, тренажеры, бассейн... И стала я наводить справки, вернее, собирать сплетни, потому что быстрее всего расходятся именно они. Вот что мне удалось узнать из самых разных неофициальных источников:

  • Гимназия «крутая», т.е. богатая; платят за обучение в долларах – очень много, зарплаты тоже в долларах; принимают туда только за взятки или за престиж;
  • По утрам около дверей гимназии иномарок топчется столько, что при выезде возникают пробки; все дети приезжают с телохранителями; у ворот дежурит охрана;
  • Учат в «Корифее» с двух или трех лет, сразу три иностранных языка, гуманитарно-эстетическая программа, психологи, логопеды. У каждого ребенка личная гувернантка. Потом, когда дошкольники вырастают, то начинают заниматься по индивидуальным программам.
  • Внука Росселя в «Корифей» взяли, а вот внучку Чернецкого не приняли. Потому что гимназия губернатора поддерживает и «Преображение Урала»: здесь все дети «преображенцев» собираются, их специально на политиков учат, формируют новую уральскую элиту.

Таковы основные блоки информации, полученные мною в результате беглого опроса населения (надо отметить, что ни один мой осведомитель сам в «Корифее» никогда не бывал – ни в качестве родителя, на в качестве гимназиста). Однако, какие любопытные сведения! Еще больше озадачившись, я решила обратиться в инстанцию официальную – Отдел образования при Администрации Октябрьского района (раз гимназия на Синих Камнях, значит относиться она должна именно к нему).

В Отделе образования, во-первых, подтвердили, что гимназия «Корифей», действительно, в районе существует, учреждена в 1994 году и размещается в здании бывшего детского сада на улице Байкальской; во-вторых, осведомили, что никакого особого статуса у нее нет – это муниципальная гимназия, имеющая порядковый номер, выполняющая образовательный стандарт и, следовательно, «сидящая на бюджете». Впридачу к этим прозаическим сведениям я получила адрес и телефон.

Признаюсь, что на этом этапе своего журналистского расследования я уже всерьез была заинтересована в личной встрече с ее руководителями: в конце концов, у меня тоже растет ребенок, и нужно начинать подыскивать для него подходящее место, учиться отличать плохие школы от хороших, открытые от закрытых, рядовые от элитарных.

Итак, я поехала на Синие Камни (они оказались даже и не так далеко от центра) и воочию увидела пресловутый «Корифей». С виду типовой детсад, причем ближайший к остановке корпус выглядит явно заброшенным: кое-где выбиты стекла, окна прикрыты фанерками или тряпками, свет не горит – словом, до фешенебельности далеко. Другой корпус обжитой, в огнях и со шторами, около входа бегают дети (правда, без телохранителей) – значит, мне сюда...

Маленькая учительская, где всюду стопками лежат книги и бумаги и толпятся молодые, шумные женщины. Мне указывают на одну из них – это Мария Владимировна Калужская, научный руководитель гимназии. Она соглашается удовлетворить мое любопытство, показать школу и ответить на несколько вопросов.

Автор: Давно ли работает Ваша гимназия, и на какие социальные слои она ориентирована?

М.В.Калужская: Может быть, некоторые горожане помнят нас в качестве «Филипка», а не «Корифея». Центр гуманитарного развития «Филипок» был создан в 1991 году и занимался обучением дошкольников, разработкой развивающих и обучающих методик для этого возраста. Начинали мы в центре города, сначала в Областной детской библиотеке, потом в Музее писателей Урала, даже в Художественном колледже пришлось полгода заниматься. А когда появились первые «выпускники», пришлось выбирать – расти с ними дальше или ограничиться дошкольной программой. Решили расти, организовали гимназию, а «Филипок» вошел в нее как подготовительное отделение. Вот, празднуем в октябре пять лет, а нашим старшим гимназистам, бывшим «филипкам», сейчас по девять-десять.

Что касается нашей социальной ориентации, то она сложилась стихийно; ведь мы отбираем детей по конкурсу – прежде всего принимаем тех, чьи родители принимают живое участие в развитии ребенка, говоря более научным языком, имеют внутреннюю мотивацию на его личностный рост и обучение. По большей части, это интеллигенция: как гуманитарная, так и техническая; но есть и рабочие, железнодорожники, почтальоны...

Автор: ...и губернаторы, и депутаты, и банкиры?

М.В.Калужская: Я бы не употребляла множественное число. Губернатор у нас один, и действительно, его внук Саша учится у нас. Вы можете мне не верить, но он прошел конкурс на равных условиях со всеми. Конечно, Вы можете спросить: а если бы не прошел, неужели бы не приняли?.. Но не было никаких «если»: Саша – прекрасный, умный мальчик, безо всякого самомнения и гонора (пока он мечтает стать водителем). А Эдуард Эргартович для нас – дедушка, очень любящий единственного внука, который сидит на детском стульчике в гардеробе и списывает домашние задания или скромно стоит на отчетном концерте, выглядывая из-за спин других родителей.

С депутатами и банкирами примерно то же самое. Образованные, культурные родители – у них и дети развитые, воспитанные. Несколько таких учеников у нас есть; но, слава богу, приезжая сюда, они не вспоминают о том, кто их родители и сколько у них денег.

Автор: Но родители-то о деньгах не забывают – ведь обучение, очевидно, платное?

М.В.Калужская: Гимназия муниципальная, бюджетная – и обучение, соответственно, бесплатное. Деньги вносятся только за дополнительные образовательные услуги, предоставляемые согласно Лицензии сверх учебных планов: авторские курсы, индивидуальные занятия и консультации. Ну, и конечно, за питание. Всего получается для дошкольных групп по 225 тысяч в месяц, а в гимназических классах доходит до 350.

Автор: И что, эти деньги достаточны для развития школы?

М.В.Калужская: Посчитать просто: у нас полтораста учеников, большинство из них дошкольники - ежемесячный приход невелик, половина из него уходит на продуктовые закупки, четверть – на учебные пособия и канцтовары. А одна парта стоит сейчас 650 тысяч...

Автор: Парты тоже приходится покупать самим?

М.В.Калужская: Что же делать?.. Общеизвестно, что финансирование образования, мягко говоря, скудно, о чем свидетельствуют постоянные протесты и забастовки учителей. Даже на заработную плату не хватает, не говоря уже о таких статьях расходов, как ремонт или оборудование. Огромное спасибо районным властям и Отделу образования и за то, что мы получили это большое здание, половина которого отремонтирована и перепланирована под учебные цели в августе 1995 года за государственный счет. А вторую половину – вот, видите, – сами доделывем потихоньку. Работают все: родители, педагоги, сотрудники; это наша школа, наша общая забота и работа. Я вот потолки белить научилась и обои клеить. Полезные навыки.

Автор: Разве Ваши именитые родители не спонсируют гимназию? Ведь сегодня даже в государственных школах материальная помощь стала нормой: хочешь здесь учиться – помогай, плати, добывай для школы добро...

М.В.Калужская: Наши именитые родители помогают гимназии так же, как и все остальные – чем могут. Я же говорила: не стоит употреблять множественное число. Обеспеченных семей в «Корифее» совсем не много; к тому же многие известные в городе люди вовсе не такие нувориши, как многим кажется. Хотя... Антон Алексеевич Баков, вот, деревянные скамьи для гардеробных нам преподнес. На них теперь родители сидят и добрым словом его вспоминают. Вообще, мы рады любой помощи; а иногда личное, душевное участие гораздо дороже денег. Есть тут, к примеру, одна бабушка – ездит за нами из здания в здание уже пять лет; человек пожилой, кажется, отдыхай дома; но она всегда здесь – чем помочь? чай накрыть, в магазин сходить, нос высморкать какому-нибудь малышу?.. Такие бабушки – наши талисманы: пока они с нами, удача от нас не отвернется.

Автор: То есть, как я поняла, компьютерного класса у Вас нет и бассейна тоже?

М.В.Калужская: Пока, я подчеркиваю – пока – нет. Два компьютера уже стоят в рабочих кабинетах (один выделен лично заведующим РОО В.Ю.Козловым). Это дело наживное. На сегодняшний день главное – чтобы парты стояли во всех классах (еще в прошлом году детям их таскать приходилось из комнаты в комнату), шкафы для пособий, доски чтобы висели. Спортивный зал еще не отремонтирован... Мы ведь когда здание получили – оно было абсолютно пустое: только ветер в коридорах свистел. Кухонные печи, холодильники, стиральные машины сломаны (садик почти два года пустовал), окна выбиты, даже местами кафель со стен отковырян. А теперь – совсем другое дело. Самый сложный, начальный этап позади. С этого года открылась столовая, буфет для педагогов и родителей: мы им очень гордимся, полгода над ним трудились и все сделали, оформили в соответствии с дизайн-проектом.

Автор: Если все это действительно так, не хватает парт и досок, а не то что тренажеров и компьютеров, что же привлекает к Вам в «Корифей» столько людей и, в частности, таких людей? Можете ответить непредвзято?

М.В.Калужская: Постараюсь. Хотя, на мой взгляд, непредвзятость и объективность не должны доминировать в подходе руководителя молодой, начинающей школы. Как раз наоборот – субъективный, ревниво-хозяйский подход нужен ей. И привлекает родителей в нас, по-моему, в первую очередь энтузиазм, убежденность фанатиков, забывающих иногда о своих собственных семьях ради срочных гимназических дел. Здесь уместно вспомнить слова Лиса из «Маленького принца»: мы в ответе за тех, кого приручили. Как я буду смотреть в глаза моим коллегам, моим ученикам и их мамам, если не выполню свои обещания?.. не претворю в жизнь наши замыслы?..

Изюминка нашей гимназии в сочетании разумного, сдержанного консерватизма (никаких революций в педагогике! Я сама не педагог, а философ, и никогда не рискнула бы проводить на детях безответственные экперименты) и добротного, профессионального качества авторских программ, разработанных нашими преподавателями. На настоящий момент мы используем восемь сертифицированных областным Департаментом образования авторских программ (среди которых есть такие замечательные, новаторские разработки, как курсы «Природоведение» и «Языкознание» для дошкольников; «Философия», «История древнего мира», «Естественная история» для начальных классов). Еще шесть программ апробированы, отрецензированы и готовы к сертификации.

У нас замечательный коллектив педагогов и сотрудников – с такими людьми легко и интересно работать. Они подхватывают любое начинание, любую инициативу, постоянно что-то придумывают, предлагают... В гимназии достигнуто оптимальное сочетание школьных учителей по образованию и ученых-теоретиков, вузовских и академических специалистов. Директор гимназии – Алексей Алимович Бабетов – политолог и социолог; я, как уже говорилось, философ (а теперь уже и педагог немного); наш ведущий идеолог-вдохновитель – Майя Петровна Никулина – известный в городе поэт и журналист, человек энциклопедического образования и огромного духовного потенциала. И так же долго и хорошо можно говорить обо всех и каждом.

Автор: Вот Вы сказали, что старшим Вашим гимназистам исполнилось по девять лет. Вы хотите ограничиться начальной школой или...?

М.В.Калужская: Или! Мы зарегистрированы как образовательное учреждение полного общего образования. Но мы станем им постепенно – вместе с нашими учениками. Суть нашей работы как раз в непрерывном образовании: чтобы те, кто поступил к нам трехлетним, проучился в гимназии – по единому учебному плану, в привычной атмосфере – четырнадцать лет. В семь лет начинать образование уже поздно (восемьдесят процентов интеллекта к этому возрасту уже заложено), тем более в наше сложное время жесткой профессиональной конкуренции. Кроме того, коллектив гимназии целенаправленно воспитывает в учениках корпоративный дух, ощущение «родного гнезда» – чтобы школа была островом стабильности, духовной опорой. С первого класса «корифеи» носят форму; они проходят через торжественный обряд Посвящения в гимназисты, произносят клятву верности своей гимназии и ее традициям, поют «Гимн Корифеев»... Десяти лет для этого мало.

Мария Владимировна провела меня по учебным классам, показала новый буфет и столовую, актовый зал. Гордо продемонстрировала детские достижения: художественные работы, сочинения, поделки. Я полистала Концепцию и Программу развития гимназии до 2005 года. Познакомилась с несколькими учениками, пришедшими на секцию тхеквондо. В общем-то, обычные будни обычной школы. Иномарок не видно, только «Москвич» учителя физкультуры.

Отличает гимназию «Корифей», на мой, посторонний, взгляд, лишь тишина и чистота послеобеденных коридоров (второй смены здесь нет) и какое-то особенное выражение лиц педагогов, собравшихся в буфете за чашкой кофе и горячо обсуждающих еще один прожитый день. Пожалуй, его можно назвать гуманиратным. Или гуманным, то есть, человечным.

И, напоследок, еще один вопрос научному руководителю: А почему Вы внучку Чернецкого-то не взяли? Не подошла, что ли?

М.В.Калужская (смеется): Что-о? Ну, анекдот... Я даже не знаю, есть ли у него внучка... Если есть – пожалуйста: у нас как раз идет конкурс.