Новый год

Пираты Карибского моря

 

КАРТИНА 1.
УИЛЛ ТЕРНЕР и его НЕВЕСТА, закрытая белой фатой, стоят перед священником, рядом – губернатор СУОН.
 
ГУБЕРНАТОР: Ну теперь, наконец-то вы сможете обвенчаться, и моя дочь из сумасшедшей пиратки превратится в почтенную  матрону. 
 
СВЯТОЙ ОТЕЦ: Жениться в Рождество – к хорошему урожаю!
 
УИЛЛ: Я стану мужем Элизабет! Я счастлив, папа! 
 
ГУБЕРНАТОР: Насчет счастья не уверен… Это не девушка, а целый сундук неприятностей. Приступайте, святой отец!
 
СВЯТОЙ ОТЕЦ (бубнит что-то по латыни): Санта симплицитас доминикус якта эст эе пурэ сакрифиро оптимале… А теперь жених может поцеловать невесту.
 
УИЛЛ: Элизабет, приди в мои объятия!
 
НЕВЕСТА-ТИА ДАЛЬМА (поднимая фату, шепеляво): Ну ждраштвуй, мой шладенький! Давай почелуемшя! И за папу, и за маму, и за Элижабет!
 
УИЛЛ: О боже! Я обвенчался с этой шаманкой!
 
ТИА (угрожающе): Ш кем? Как ты меня нажвал, шладенький?
 
УИЛЛ: Я сказал… э-э-э… с этой красоткой! Но где моя невеста?
 
ТИА: Догадайшя ш трех раж.
 
УИЛЛ: Стала боцманом на «Летучем голландце». С нее станется…
 
ТИА: Нет! Мимо!
 
УИЛЛ: Мечется по Бермудскому треугольнику…
 
ТИА: И шнова ты не попал!
 
УИЛЛ: Неужели она…
 
ТИА: Да-да, она помчалашь ишкать героя Джека Воробья! А платьишко швое подвенешное мне оштавила, ш женихом в комплекте! Ты в хороших руках, Билли-малыш!
 
УИЛЛ: Спасибо за представление! От брачной ночи отказываюсь в пользу бедных сирот и узников тюрем! Куда она поплыла, на чем?
 
ГУБЕРНАТОР: Ей удалось одолжить торговое судно. Вон его капитан – видите? - лежит со сломанной рукой и откушенным ухом…
 
УИЛЛ: Тогда я «одолжу» военный корабль! 
 
ТИА: Штой, шладенький, ты беж меня не шправишься! Жена должна шледовать за мужем!
 
ПЕСНЯ ТИИ ДАЛЬМЫ
(Тина Кароль «Пупсик»)
 
Милый, ты мой отважный,
Вставай на мостик – и поплывем.
Милый, и мне не важно,
Какую землю мы там найдем.
 
Да,да,да, все ерунда – 4 раза.
 
Сладкий ты мой пиратик,
На фоне моря ты просто ах!
Сладкий, я не ревную,
Я знаю: сложно любить такую…
 
Да,да,да, я не пода… – 4 раза.
 
Пупсик, мой крэйзи пупсик,
Давай смелее на абордаж!
Пупсик, мой крэйзи пупсик,
Нас ожидает лихой вояж!
 
Да,да,да, кругом вода – 4 раза.
 
(под бодрую морскую мелодию все покидают сцену)
 
 
КАРТИНА 2.
Обросшая улитками и ракушками команда «Летучего голландца» пьет ром вокруг большой бочки.
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: Новый Год скоро…
 
ПЕРВЫЙ ПИРАТ: А тебе какая печаль? 
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: В том-то и дело, что ни печали, ни радости… А мальчишкой я любил этот праздник…
 
ВТОРОЙ ПИРАТ: Ты?? Любил?? Скажешь тоже!
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: Да уж, представь себе, моллюск ты склизский, любил. Сердце-то у меня было тогда, вот здесь! (щупает грудь)  …или вот здесь?... (хлопает себя пониже спины) но уж точно не здесь! Я столько подарков тогда получал!
 
ПРИХЛОП: От кого, Билли? От вечно пьяного отца или от смертельно больной матери? А может, от соседа?
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: Молчать, плотва бездарная! Да все детишки мне отдавали подарки! Любой сопляк с нашего переулка знал, куда отнести свой чулок от Санты! Сначала приходилось напоминать, а потом уже процесс пошел… 
 
ПЕРВЫЙ ПИРАТ: Ты любил леденцы, Билли?
 
ВТОРОЙ ПИРАТ: И зажигал рождественские свечи? Хе-хе…
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: Какие придурки, сто морских ежей вам в штаны! Вы что, сами детьми не были, ничего не помните?..  Все конфетки и свечки я в порту менял на первосортный ром!
 
ПРИХЛОП: Да, выходит, Новый год – хороший праздник!
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: А вот теперь рому хоть залейся, дублонов золотых – засыпься, даже костюм Санта-Клауса есть. Но ничего не радует… (вскрикивает) Где мое сердце?!!
 
ПРИХЛОП: Ты же сам засунул его в сундук, Джонс. И сам знаешь, где оно теперь. И вместо того, чтобы держать под контролем Карибский бассейн, мы теперь киснем здесь, под дурацкой елочкой, и вспоминаем твое преступное детство!
 
ПЕСНЯ:
Сын прачки и матроса-пьяницы,
Я с детства был не прочь расслабиться
На всю катушку поколбаситься –
Молилась бедная семья!
И мне сердечному тогда еще
Нашлись бездушные товарищи –
В Тартуге и ее окрестностях
Промчалась молодость моя!
 
Увяли розы, подсохли слезы,
И над «Голландцем» день угрюмый встает…
Нет в жизни перца, раз нету сердца –
Ведь кайф к пирату никогда не придет!
 
ДЭЙВИ ДЖОНС: Вперед, ребята! Отнимем у этого коррупционного гада большое сердце Дэйви Джонса! Концы отдать, с якоря сниматься!
 
КАРТИНА 3.
ЭЛИЗАБЕТ на капитанском мостике смотрит в подзорную трубу, Рядом с ней – двое смешных пиратов:
ОДНОГЛАЗЫЙ и КОРЕНАСТЫЙ.
 
ЭЛИЗАБЕТ: Все холоднее и холоднее… Вы точно знаете, что надо плыть на север?
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Конечно, ведь именно на Севере Герда нашла Кая!
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: Чево?
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: И Ясон плыл на Север за золотым руном!
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: Это ты, чего, в Библии, что ли, все вычитал?
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Нет, ребята в тюрьме рассказывали.
 
ЭЛИЗАБЕТ: А вот и земля! Отдать якорь!
 
«КОРЕНАСТЫЙ: Это не земля, это снег! А у меня этих… лыжов, что ли… нету. Я простой карибский пират, а не этот… 
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Биатлонист, ты хочешь сказать.
 
ЭЛИЗАБЕТ: Кто?
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Я в камере с биатлонистом сидел. Это такой мужик, который бегает на лыжах и стреляет. Его на прогулки только по ночам выпускали, чтобы он не застрелил кого. Или лыжами не затыкал насмерть.
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: И чо, значит, раз тут снег, сейчас вылезут эти… на лыжах с пистолетами?..
 
ЭЛИЗАБЕТ: Без паники! Нас привел сюда компас Джека, значит и Джек где-то рядом!
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: На лыжах!
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Миледи, а откуда у Вас компас Джека? Он его, насколько я помню, никому не доверял. Тем более женщинам.
 
ЭЛИЗАБЕТ (неуверенно): Он отдал мне его тогда… на палубе «Черной жемчужины». Ему он все равно был уже не нужен…
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: Скажите лучше, что Вы его стибрили, мисс!
 
ЭЛИЗАБЕТ: Да! Но из лучших побуждений!
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Шлюпку можно не спускать! Все замерзло, видите, народ прямо по льду шастает?
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: Елку тащат… Новый год на носу.
 
ЭЛИЗАБЕТ: Ой, а кто это там, в красном халате с бородой? Где-то я видела этого человека… Нет, не может быть, ему же лет 80…
 
 
КАРТИНА 4.
Чукотка. Канун Нового года. Энергичный ДЕД МОРОЗ и несколько СНЕГОВИКОВ готовятся к празднику.
 
ДЕД МОРОЗ (на ломаном русском языке): Елка став суда! Втыкай! Тепер тойз, игрушки… Смекаешь? Шит! ни фига не смекают, чукчи…
 
СНЕГОВИКИ: А теперь чего, шеф?
 
ДЕД МОРОЗ: Чего-чего! Теперь разводим костер, греемся, ждем Абрамовича. Слова помните, гайз?
 
СНЕГОВИКИ (хором):  
                Вся счастливая Чукотка
               Отмечает Новый Год,
               Наш любимый Абрамович
               В сказку чукчей приведет!
 
ДЕД МОРОЗ: Ладно, сойдет… Кто это писал?.. Надеюсь, не ваш биг поэт Пушкин…А спешиал фо ми?
 
СНЕГОВИКИ (хором):
       Пятнадцать человек на сундук мертвеца
       Йо-хо-хо! – И любимый Рома!
 
ЭЛИЗАБЕТ (замотанная в одеяла и шарфы, бежит к Деду Морозу): Вот из континет?
 
ДЕД МОРОЗ: Дис из Чукотка, плиз! Вэлком! Рому не хлебнете с дороги?
 
ЭЛИЗАБЕТ: Ваш голос мне смутно знаком… Вы, случайно, не родственник некоего Джека Воробья?
 
ДЕД МОРОЗ: Капитана Джека Воробья, диа Элизабет. Когда Вы научитесь обращаться ко мне с почтением?
 
Звучит мелодия детской песни «Я буду капитаном»
 
ЭЛИЗАБЕТ: Джек!!! Это ты!!  То есть это Вы, капитан!! (вешается ему на шею)
 
ДЖЕК ВОРОБЕЙ: Нет, никаких больше поцелуев!.. Хватит с меня женского коварства! «Ты добряк, Джек!» - а сама наручники защелкнула, компас украла…
 
ЭЛИЗАБЕТ: Я же приехала за тобой, Джек! То есть, мы приехали!
 
ПЕСНЯ ЭЛИЗАБЕТ (Валерия «Я лечу»)
В море и хмуро, и ветрено,
Волны гуляют уверенно,
Где-то ругается дождь с грозой.
Нордом, а если точнее, норд-остом
Уходит «Жемчужина» туда, прямо за горизонт.
 
Припев:
В никуда, в никуда до туманного облачка
За собой, за собой зажигая мосты
Я плыву, словно легкая-легкая лодочка
На двух веселках у судьбы.
 
Я плыву, словно легкая-легкая лодочка
На двух веселках у судьбы.
 
В море, большом и безжалостном,
Туча нависла над парусом, вот-вот
Отчаянно грянет гром.
Штормом, сверкающим молнией, сердце
Тревогой наполнится, будто вместе ко дну идем.
 
Припев:
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Кстати, как тебе удалось спастись из пасти Кракена?
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: И где теперь эта образина?
 
ДЖЕК: Я спасся не из пасти Кракена. Берите ниже, юноши! Я побывал в его желудке!
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ» (восхищенно): Как Иона из Ветхого Завета!
 
ДЖЕК: Но при мне была моя шпага! И я устроил нашему уважаемому монстру весьма острый гастрит. А потом и прободную язву. Тогда ему пришлось… вернуть меня обратно в морскую стихию.
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: Ты хочешь сказать, он бле…
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: его вырвало?
 
ДЖЕК: Какая проза! Его просто вывернуло наизнанку! Вместе со мной и еще пятьюдесятью тремя человеками. К несчастью, их он уже успел (морщится) слегка …переварить. Поэтому мне пришлось спасаться в одиночку.
 
ЭЛИЗАБЕТ: Ну-ну, рассказывай! «Жемчужина»-то утонула. Как ты оказался здесь?
 
ДЖЕК: У меня под рукой не было никакого корабля кроме… Кракена. Пришлось оседлать его. Бедняга искал средство для снятия боли. Наверное, решил набить раненую утробу льдом. Так мы оказались на Севере.
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: А халаты и бороды тут всем выдают?
 
ДЖЕК: Только отважным капитанам! Я встретил тут одного экстремала на оленях утром ранним. Мы поменялись: я ему – шпагу к горлу, он мне – костюм, упряжку и слова на бумажке. Вот эти, которые реперы чукотские сейчас разучивают.
 
«КОРЕНАСТЫЙ»: А они откуда взялись?
 
ДЖЕК: Собрал по ярангам – это моя поп-группа «Снежная кома». Прошу любить и жаловать:
 
СНЕГОВИКИ (представляются один за другим):  Майк Соловей, йо! Джим Щегол, йо! Стиви Голубок, йо! и Джордж Чиж Младший, йо, однако.
 
ЭЛИЗАБЕТ: Их что, действительно так зовут?
 
ДЖЕК: Я их так зову – этого достаточно. Наконец-то у меня появилась собственная… э-э… стайка. 
 
СНЕГОВИКИ (хором): Йо!
 
«ОДНОГЛАЗЫЙ»: Вы даже местный язык выучили…
 
ДЖЕК: Дак целый месяц по Чукотке катаемся с праздничной программой! 
 
"Кавалергарда век недолог..." (из к/ф "Звезда пленительного счастья")
Душа пирата затерялась
На чердаке былых времен:
Бьет барабан, и порван парус,
И смерть, и ад со всех сторон…
 
И коль не сжалится фортуна,
Болтаться бедному в петле…
Не обещайте деве юной
Любови вечной на земле…
 
Опасны юные забавы:
В пиратстве главное – кураж!
Не раздобыть надежной славы,
Коль не пошел на абордаж.
 
Крест деревянный и чугунный
Поставят вряд ли вам на дне,
Не обещайте деве юной
Любови вечной на земле…
 
Из бочки ром течет рекою
И плещет море за бортом,
Сегодня славно нам с тобою
И неизвестно, что потом.
 
Хоть Новый год уж накануне
Лежит тревога  на челе:
Не обещайте деве юной
Любови вечной на земле…
 
Такой успех!  Даже когда я был живым богом у дикарей, меня так не кормили!.. Строганина, оленина – м-м-м… Небо в алмазах! И знаете, они не такие уж и отсталые. Все смотрели «Сундук мертвеца». По три раза!
 
ЭЛИЗАБЕТ: Ну все, хватит, Джек! Мы приплыли за тобой, вон наш корабль. Снимай эту ватную бороду и возвращаемся. А то задубела я тут совсем…
 

Если вы хотите узнать продолжение истории и получить полный текст сценария, познакомьтесь с правилами получения сценариев или обратитесь непосредственно к автору Калужской Марии Владимировне через наш сайт.